Страницы: (13) « Первая ... 11 12 [13]   ( Перейти к первому непрочитанному сообщению ) Reply to this topicStart new topicStart Poll

> "Тень над Крысоградом", автор Sciolist
Rose1
Отправлено: Июл 9 2015, 18:15
Quote Post


^ ^
*******

Группа: Птица щаззтья
Сообщений: 16343
Пользователь №: 5
Регистрация: 31-Октября 13
Из: Гнездо
В настоящее время: Offline






Утро выдалось довольно ясным, но очень и очень печальным. Хромая на обе ноги, я шел к остановке, глядя на свою долговязую тень. Ноутбук я снова не стал брать – уж слишком утомлен я был. Тело, разбитое и пронзенное крепатурой, не желало нести какой-либо лишний груз. Да и всё равно теперь я был единственным жителем комнаты и единственным обладателем ключа. Это сильно уменьшало риск прихода посторонних людей. В возвращение кого-либо из соседей я не верил.
В груди саднило, и я то и дело покашливал. Чувствовал себя отвратительно. Я не знал, что ждет меня в этот день, какие неприятности мне готовят или уже приготовили. «Какие свершения, издевательства, муки еще ждали меня?..» Лем, вроде бы?
Тихое и ясное прохладное утро… И предвкушение чего-то нехорошего, что заведомо мне не понравится.
Совсем, как в первое сентября невесть сколько лет назад. Тогда я тоже думал: а понравится ли мне там?.. А справлюсь ли я?..
Когда это было? Двадцать… А может, и двадцать один год назад. Тогда еще не закончилась эпоха красных знамен и галстуков!
В школе мне не понравилось, и я ненавидел ее вплоть до самого окончания.
Сейчас же меня ждали испытания куда более тяжелые и страшные. Но волновался я немногим сильнее, чем во время первого пути в школу. Я не знал, чего ожидать в этот день… Даже не представлял. И предположить что-либо не мог. Привычный мне монотонный мир был разрушен, и прежняя жизнь уже не могла продолжаться. Будничная жизнь – разве она не хрупка?.. Ее равномерность и размеренность – лишь иллюзия, и однообразно проживаемые дни – нечто вроде картинок тауматропа. Нечто неожиданное или необычное разбивает монотонность вдребезги; тауматроп прекращает вращение. Я же столкнулся не просто с необычным. Для меня была разрушена вся привычная картина мира. Я познал иррациональный ужас и увидел то, чего не принято видеть. Разве мог я после этого продолжать ту же самую жизнь?
Возможно, то, что я после всех передряг пошел на работу, покажется вам странным, нелепым или даже смешным.. Кто-то, возможно, отзовется обо мне с уважением: мол, помнит клятву Гиппократа! Конечно, версия с клятвой не содержала и промилле правды: никакой врачебный долг меня ни к чему не принуждал, и никакие филантропические чувства меня не обуревали. Ведь я и врачом-то себя никогда не ситал. Пожалуй, настоящими врачами не становятся, а скорее рождаются. Если ты не родился с нужными качествами – врачом ты вряд ли станешь. Точно так же, как не сможешь, скажем, превратиться в японца или индейца, если родился поляком. Тут не помогут ни лучшие академии, ни умнейшие профессора. Что до клятвы Гиппократа… Я десятки раз наблюдал ее нарушения. Забудьте про эту клятву. Она была актуальна лишь в Греции времен Гиппократа.
Конечно, я мог проигнорировать работу и, к примеру, остаться в общаге, ожидая, не объявится ли Вестник или не начнутся ли какие-нибудь новые злоключения. Заведующей, если бы она позвонила, сказался бы простуженным.
Но я цеплялся за работу, как за последний обломок прежней жизни – такой дурацкой, такой надоевшей, но всё же простой, понятной и предсказуемой.
Из колонок, спрятанных под задними сиденьями, доносилась бесконечная и редкостно идиотская песня, какая-то восточная (турецкая, что ли?): что-то вроде «бара-бара, бири-бири!», бесконечно повторяемых по кругу. Как мне показалось, этот радиоканал уже не передавал ничего, кроме дурацких песенок и рекламы.
«Бара-бара, бири-бири!» За окном проносились виды больного города. «Бара-бара!» - с холма хорошо видны шахты. Большинство из них прекратило работу. Некоторые же, что меня сильно удивило, продолжали работать. Кто же там трудится? Роботы, что ли?
«Бири-бири!» Дважды я заметил признаки мародерства: магазин и киоск с раскуроченными роллетами, окруженные милицией. Значительная часть частных магазинов была закрыта. И это касалось не только продуктовых, нуждающихся в постоянном подвозе товаров. Супермаркеты электроники также были закрыты или закрывались, эвакуируя товары…
Всё было так, как я и ожидал. Проблематично ввозить в карантинный город товары, рискованно торговать там, где творятся беспорядки.
«Бара-бара, бири-бири, бири-бири!» На одном из поворотов маршрутка резко затормозила, и если бы кто-то ехал стоя – непременно упал бы. Водитель, открыв окно, разразился отборным матом. Виновник едва не случившегося ДТП (кажется, тоже маршрутчик) отвечал еще более экспрессивно. Это продлилось несколько минут, и некоторые нетерпеливые пассажиры даже покинули салон, даже не потребовав вернуть деньги.
Когда же я вышел на своей остановке, в глаза бросился исполинский плакат, пришпиленный к торцу многоэтажки. С плаката на город глядел своими карими глазенками сам «президент» Калиниченко: хлипкий, наглый, ехидный.
- Черт бы тебя побрал, - пробормотал я под нос, обращаясь к политику-самозванцу.
На лестнице областной больницы, как всегда, стоял специфический шум: гулкие шаги множества ног, неясные голоса, хлопанье дверей, гудение лифтов. Эти шумы словно заполняли собой лестницу – казалось, что они просто-напросто живут там, подобно голосам призраков, и звучат даже ночью, когда никто не ходит и не разговаривает. Этот гул напоминал мне о чем-то… церковном или монастырском. Не знаю уж, почему.
В биохимическом отделе зудели, пощелкивали и напевали анализаторы. Пробирки назойливо блестели в люминесцентном свете.
- А, Роман Борисович?.. – отозвалась Светлана Игоревна. – Сегодня нас ждут большие свершения…
- Опять много поступивших?
- Да. Много больных и много пострадавших.
- Не удивлен… - вздохнул я. Может быть, некоторые из пострадавших даже были мне несколько знакомы…
- Часть девочек я посажу за анализаторы, - промолвила заведующая, - с такой работой, в общем-то, даже обезьяна справится. А вы, наверное, идите в клинику. Только не пугайтесь… Я помогу вам с клиникой – но немного позднее.
«Девочки» - это лаборантки. Вообще, в больницах «девочками» называют средний и младший медперсонал: медсестер, акушерок, лаборантов, санитарок. И ничего, что половина этих «девочек» - пенсионного возраста.
Надев халат, я открыл ящик своего стола, ища ручку. Ящик стола у меня почти пустой: обычно там лежат только ручка, тетрадь с биохимическими методиками, степлер и бейджик, который я почти никогда не одеваю. Всё это было на месте, но… Там был блокнотный лист, которого я туда не клал.
«Будь осторожен: в городе появились карыки. Вдвойне остерегайся появляться на улице в темное время суток! Вестник.»
Вот так номер! Вестник побывал на моей работе, при этом оставшись незамеченным. Видимо, он куда-то спешил, и не сумел нигде пересечься со мной. Странная записка… Ничего, кроме совета остерегаться неких карыков. Он мог бы что-нибудь написать о своих новых открытиях и наблюдениях – а я уверен, что таковые имели место. Мог бы посоветовать какую-нибудь новую тактику поведения. Что за непонятный человек?..
Изорвав и скомкав записку, я перешел в клинический отдел. Подносы, полные препаратов, загромождали столы. Десятки капель мочи, аккуратно придавленных покровными стеклышками! Толстые стопки мазков крови! Отряды пробирок «на Нечипоренко»! Множество, множество фамилий!
- Ненавижу… - пробормотал я. – Как же я это всё ненавижу!
Если капля исследуемой мочи попадет на объектив микроскопа – ее можно вытереть марлей. Гораздо хуже, если эта капля попала на покровное стекло – вытереть ее будет намного сложнее. А покровное стекло для камеры Горяева смертельно боится деформации сгибания: если, притирая его к камере, приложить к своим большим пальцам разную силу – стекло треснет. А такие покровные стекла весьма дефицитны. А оксалаты – самые распространенные из кристаллов, находимых в моче! – у каждого пациента имеют уникальную форму и размер. Легко определить, принадлежат оксалаты данному больному – или же попали из предыдущего препарата. Знаете ли вы об этом?.. А ведь это лишь некоторые из мелких секретов моей работы. Задолбавшие секреты. Мерзкие секреты… Их я тоже ненавижу.
- Ургентно… Группа крови… - В кабинет заглянула медсестра.
- Ставьте. А вы откуда?
- Приемное. Вы позвОните?
- Да, я сделаю – и позвонЮ.
Отложив мочу, я взялся за группу крови. Красный цоликлон – «А». Синий – «В». Прозрачный, он же «белый» - резус-фактор. Красная и синяя капли никак не отреагировали на кровь больного. Прозрачная капля превратила кровь в облако красных точек-сгустков. Итак, 0(I), Rh «+» .
Записав результат в два бланка, я пошел к ближайшему телефону. Не сразу нашел список внутрибольничных телефонов. Внутренний телефон имеет много странностей… Например, можно правильно набрать номер – но попасть не туда. Иногда номера меняются без предупреждения.
- Пульмонология!
- Пульмонология?! А как тогда звонить в приемное?!
- 127!
- Но ведь я и набирал «127»!
- Звыняйте…
Вторая попытка оказалась удачной.
- Приемное!
- Это лаборатория. Группа крови больного Попова…
- Он уже в отделении. В ЧЛХ.
Лихорадочно ищу номер ЧЛХ… Их оказывается несколько. Один из номеров не отвечает. Номер ординаторской на поверку оказывается номером поста.
- Это челюстно-лицевое?
- Да.
- Это лаборатория беспокоит. Вы просили сообщить группу крови Попова…
- Он уже в оперблоке!
Какое-то издевательство. Я начал не на шутку нервничать.
- Алло! Оперблок! – Грубый мужской голос.
- У вас больной Попов из челюстного? Это лаборатория беспокоит!
- Да, у нас.
- Его группа крови – первая, положительная!
- Спасибо. А результат?
- А ответ потом заберете в лаборатории.
Я поспешил вернуться к микроскопу. Оксалаты, оксалаты, оксалаты… Мочевая кислота. И ураты. И эритроциты: ноль-один в поле зрения. Лейкоциты, что странно – единичные в препарате. Одна из капель мочи имела насыщенный бурый цвет. Тут можно и не глядя в микроскоп записать: ураты почти сплошь. Но для формы всё-таки смотрю. Следующий препарат – насыщенно-красный. Сразу ясно: эритроциты почти сплошь. По такой моче можно общий анализ крови сделать, там крови куда больше, чем мочи! И отделение нетрудно узнать: это или урология, или родильное. Иногда мне кажется, что они приносят кровавую мочу из какого-то извращенного остроумия: разве не весело отправить в лабораторию мочу человека, у которого только что вышел мочевой камень?! Или мочу женщины, недавно родившей с разрывами?!
Ох уж эти «тролли»!..
Кто-то стучит в дверь кабинета.
- Здравствуйте, доктор! – на пороге появляется грузный тип в хиркостюме.
- Здравствуйте!
- Что ж вы так анализы задерживаете?.. Вчера ждали ответа чуть ли не до вечера…
- Какие именно анализы в имеете в виду?
- Общую кровь, биохимию…
- А вы представляете, какой у нас сейчас объем работы? – Я указал на столы, переполненные материалом. – Думаете, мы быстро с этим справимся?.. Или вы думаете, что это делается так легко и быстро?..
- Но всё-таки… - Врач погрозил мне пальцем, похожим на сосиску.
- Всё-таки?! – нахмурился я. – Конечно, я прекрасно понимаю, что для вас, клиницистов, лаборатория – это некие странные существа, пробующие мочу на вкус и заклинающие гельминтов… И если они не справляются с работой – это их странная инопланетная прихоть. Разве не так?
- Я понимаю, но…
- Да ничего вы не понимаете. Посидели бы денек, не отрываясь от микроскопа – поняли бы. А если вам не нравится организация нашей работы – с предложениями обращайтесь к заведующей.
- Что за молодежь пошла?.. – сердито пробурчал врач, бросая на меня опасливый взгляд и исчезая за дверью.


--------------------
Лиса не даром злится - прошла ее пора:
Ни сыра не досталось, ни пуха, ни пера:)
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Дек 26 2015, 20:40
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






Когда я пересматриваю несколько десятков препаратов подряд, мне начинает казаться, что выражение «мозги закипают» не так уж метафорично. На третьем десятке все функции мозга, ненужные на данный момент, отключаются; мозг превращается в подобие автомата, механически осуществляющего стереотипные алгоритмы. Щелк! – оксалаты! Щелк! – лейкоциты! Щелк – цилиндры! Щелк! – записать! Щелк! – отложить и взять следующий. Единственное, что в тебе остается человеческого – это немая мольба: скорей бы они закончились! Скорей бы! И иногда (на пятом десятке препаратов) – подспудный страх того, что уже не сможешь вернуться в человеческое состояние. Что так и останешься бездумной куклой с неподвижным взглядом, способной только смотреть мочевые осадки или считать лейкоформулы. «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью!»
Иногда, однако, случается так, что, перейдя в «авторежим», умудряешься справиться с огромным объемом работы за необычно короткое время.
Мной давно проверено и доказано: несколько часов подобной напряженной работы убивает весь оставшийся день. Желание общаться, слушать музыку, читать или сочинять не появится даже поздним вечером.
- Ну как тут дела?.. – В кабинет вошла заведующая. – Да, многовато…
Я проворчал что-то невнятное.
- Пора бы вам сделать перерыв… Помогите, наверное, девочкам со свертываемостью.
Хорошенький перерывчик! А я-то надеялся… Впрочем, и такое избавление порадовало.
- Двадцать восемь коагулограмм? – удивился я, перейдя в коагулологический кабинет. – Я ожидал чего-то большего!
- Нет, большего не надобно! – возразила одна из «девочек», седая и грузная.
Коагулограмма – это штука не менее монотонная, чем анализ мочи или лейкоформула. Это совершеннейший конвейер. Анализ мочи, по крайней мере, требует нехитрых размышлений о природе тех или иных осадков или количестве эритроцитов. Коагулограмма же – чистое повторение движений.
Заглядывая в инструкции, начал готовить необходимые реактивы… Слово-то какое красивое: ка-о-лин! Будто что-то китайское. «Однажды Конфуций, прибыв во дворец удельного правителя в провинции Каолин…» Хотя на поверку – ничего особенного. Каолин – это просто белая глина.
Еще есть идиотский тромбопластин, который нужно толочь в ступке, подобно средневековому аптекарю. Не растолчешь как следует – получишь заниженные результаты.
С протромбиновым индексом и частичным тромбиновым временем я справился за два часа. Многие пробы пришлось переделывать из-за быстрого оседания тромбопластина (я слабовато растолок его). Осталось самое противное – взвешивание фибриногенных сгустков, но тут пришла совместитель, Алла Викторовна, и великодушно взяла эту работу на себя. Я вернулся в клинику.
Как оказалось, Светлана Игоревна, взяв в помощники одну из врачей и лаборантку Яночку, уже справилась с большей частью работы.
- А вот и я.
- Тогда Яночку мы отпустим, а вы поможете с оставшейся кровью.
Я сел за стол у окна, за освободившийся микроскоп – старенький монокулярный ЛОМО.
- Есть ли какие-то новости с эпидемиологического фронта? – поинтересовался я.
- Прибыли столичные специалисты. Поначалу мы боялись, что их не пропустят через границу этой идиотской республики.
«Сегодня наш дурацкий рубль опять упал!» - пришли в голову слова из какой-то дебильной детской передачки моего детства.
- Но, как они объяснили по прибытию, граница калиниченковской республики – почти что номинальная. Люди, которых назначили пограничниками, не имеют никаких инструкций и приказов, они растеряны.
- Флот Анчурии, одним словом…
- Да, как у О’Генри… Это только лишний раз раскрывает истинную природу «новой страны».
- Но что, что удалось выяснить?!
- Они привезли секвенатор и первым делом выделили ДНК вибриона. Результат был ошеломителен. Вибрион-убийца – вовсе не родня холерному.
- Неизвестный род?..
- …И вообще не родственен каким-либо из известных науке бактерий. Несмотря на всю внешнюю аналогию, генетический код разительно отличается от всех, описанных прежде. Хотя морфология и биохимия вполне обычны. Если не считать его необычайной вирулентности и изменчивости, никаких принципиальных отличий нет.
- И холера – и не холера, в одно и то же время…
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Дек 26 2015, 20:43
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






- С генетической точки зрения, это какой-то парадокс. Если бы это был какой-то инопланетный микроорганизм, скажем, привезенный с другой планеты – это не было бы парадоксом. Но это нечто не имеет принципиальных отличий от других бактерий. Оно образует колонии, растет в бульонах и на агаре, движется с помощью жгутика, выделяет продукты жизнедеятельности. Микроскопически – вполне нормальный вибрион. Теперь его переименовали в Pseudovibrio homicida. Возможно, это какой-то случай параллельной эволюции или конвергенции… - Светлана Игоревна говорила с живым интересом и нескрываемым волнением. – И когда биологи выделили ДНК других штаммов, бактерия преподнесла еще один сюрприз… Я рассказывала, как эта палочка изменяется?
- То, как меняется чувствительность к антибиотикам?
- И не только. Разные штаммы дают разную клинику, у них разнятся культуральные свойства и антигены, могут быть некоторые различия в биохимии и морфологии. Оказалось, что и их ДНК динамически меняется. Такое ощущение, будто мутации для этого вида – естественная и неотъемлемая часть жизни.
- Законы неземной жизни… - выдохнул я, догадавшись о происхождении вибриона.
- Можно сказать и так… Что, если это и есть первый контакт с инопланетной жизнью?..
- «Штамм «Андромеда»»…
- Еще немного – и мы начнет приписывать этой болезни разум… - горестно произнесла она, вставая из-за стола и поворачиваясь к окну.
За окном перекрещивались пестрые ленты улиц. Бесконечные потоки автомашин ползли по этим лентам. Шум их движения не был слышен, поглощенный расстоянием, и весь этот трафик казался бесшумной и неторопливой букашечьей возней. Я видел, как глаза заведующей бегают влево-вправо, следя за машинами – словно в нистагме. Это нелепое беганье придавало ее лицу глуповато-растерянное, детское выражение.
- Санстанция отлавливает бродячих животных и грызунов. Собаки и крысы не страдают от этой псевдохолеры…
- Роман Борисович? – в кабинет заглянула лаборантка. – Таня говорит, что вы не вписали в журнал результаты! Зайдите к Тане!
- К Тане… - рассеянно повторил я. - Это кто? Тани, Ани, Мани!.. – неожиданно взъярился я. – Вы сами-то хоть друг друга различаете?!
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Дек 26 2015, 20:46
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






Глава 35: Жуки и муравейники

Из больницы я вышел в пятом часу, с болящей головой, издёрганный настолько, что не было сил даже печалиться о своей дурацкой судьбе. Даже злиться и раздражаться не хотелось.
Собрался было позвонить Юле, полез за телефоном во внутренний карман – но тот неожиданно загудел, завибрировал под моей рукой. Уже не Юля ли? «Королева сновидений» изволила позвонить?
Я угадал.
- Да?
- Привет, ты где?
Говорила она устало, словно тоже только что пересчитала сотню лейкоформул.
- Я выхожу из больницы…
- И я тоже выхожу. Ты… ведь не сердишься?
- Да нет же. Это я виноват, что начал названивать в такую рань. Так что ты простишь меня?
- Забудь. Тут, на моей работе, такой бедлам творился, что… - Её голос потонул в раскатах грохота. Трамвай, вроде бы, проехал. – Что мне уже не до того, чтоб дуться из-за всяких глупостей. Ладно, я тебе потом всё расскажу. Где тебя искать?
- Может быть, снова в «Праге»?
- Хорошо. Тогда я сажусь в трамвай.
И я пошел по Крысограду… Тем самым путём, что и в день эйфории. Теперь я видел этот город без воображаемых достоинств: холодным, скучным, уродливым.
С неба сыпалась холодная водяная пыль. Я смотрел на это небо, ожидая увидеть что-то необычное и жуткое, вроде неестественных облаков, или каких-то других знамений – но видел лишь серые дождевые слои, похожие на отсыревшие тряпки.
«Ожидайте заморозков! Скоро будет и снег!» - предупредил Дар тоном «погодного» ведущего.
Я шёл, не замечая прохожих, обходя бурые лужи. Сильно зябли ноги – и ботинки, и джинсы уже не годились для такой погоды. При других обстоятельствах я бы уже съездил к родителям и уже был бы тепло одет. Я всегда отвозил к родителям одежду, сезон которой закончился. Увижу ли я снова своих родителей?.. Волнуются ли они за меня?.. Конечно, волнуются… Вернусь ли когда-нибудь в родной городок?..
Достал телефон и набрал было мамин номер – но не тут-то было. «Абонент вне зоны досягаемости». У отца вовсе не было мобильного телефона.
В мрачном смятении шёл я, ускоряя и ускоряя шаг. Красные лужи преграждали путь. Прохожие, похожие на мокрых кур, прыгали с островка на островок, искали броды среди ржавой мути, толкали друг друга, из-под их ног взлетали рыжие брызги… А я не разбирал дороги. Порой шлёпал прямо по лужам. В правый ботинок просочилась зябкая, коробящая влага – видимо, он успел прохудиться. Холодно… Приходилось то и дело шевелить ступней в мокром носке.
Мысли у меня быстро закончились, и в голове отчего-то засела дурацкая, на мой взгляд, песенка на украинском языке: «Вона була неначе дитина – принцеса віків...» Не помню уж, когда и где я её услышал. Должно быть, еще в академии.
«Вона одна – володарка лісу, тварин і птахів...»
Проходя мимо шахты, я до коленей перемазался ржавчиной. Рядом бегали дворняги, вывалявшиеся в красной грязи. Адское зрелище! Они были словно залиты кровью. Или освежёваны.
Прохожие то и дело толкали меня, задевали плечами, ударяли сумками и портфелями, царапали спицами зонтов. Я тоже не оставался в долгу. Но никого это не возмущало. Никто ни разу не крикнул «осторожно!» или «куда прёшь, козёл?!» - хотя это было бы совершенно естественно. Молчал и я. Создавалось впечатление, будто все люди чувствовали себя одинаково: словно у всех в головах царил бессильный сумбур, и быть может, у всех были мокрые ноги... А то и – чем Макху не шутит?! – ко всем точно так же привязалась «Володарка лісу». Я был готов поверить и в это. Но вот что странно: несмотря на всё грустное единство с толпой, я чувствовал себя невыносимо одиноким.
К тому времени, как я добрался до «Праги», моросить уже перестало.
Вместо окон и двери кофейни я увидел белые опущенные ролеты.
- Ну вот… «Прага» закрылась… - пробормотал я себе под нос. – Придётся ждать Юлю на улице.
Вряд ли вы в это поверите – но первым, что выдало приближение Ю-Ю, был звук шагов. Она подошла со спины – но я уже заранее знал, кто ко мне подходит. Легкие и быстрые шаги, шорох длинного пальто показались мне до боли знакомыми, я узнал их, едва они успели выделиться среди уличного шума.
Ошибки быть не могло.
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Дек 26 2015, 20:51
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






Я обернулся. Конечно же, она: золотистый блеск очков, серебряное мерцание клипсы-луны, несуразные пряди невесомых волос, выбивающиеся из-под вязаного берета… В своем длинном узком пальто Юлия напоминала жердевую куклу. Или странные, вытянутые в длину статуэтки девушек, какие часто продают в сувенирных магазинах. А какой у неё усталый, измученный взгляд!..
- Что?.. Что случилось? – вырвалось у меня вместо приветствия.
- Э-э-эх… - протяжно вздохнула она, в странном жесте протягивая мне руки. У неё не было с собой привычных тубуса и папки.
Я поднял руки, не зная, как ответить на такое приветствие, и Юля взяла меня за запястья. Перчатки в этот день на ней были не нитяные, а вязаные, с какими-то северными вензелями на тыльных сторонах.
- Это было что-то!.. – нарушила она молчание. – В издательство явилась милиция. Ничего не объясняя, начали что-то искать. Поставили всех на уши, вскрывали паки с брошюрами и книгами... Никто не мог понять, что происходит – но потом они, менты эти, нашли среди отпечатанных материалов кипу листовок...
- Культовых листовок?!
- Ладонь с глазом. Точь-в-точь как те, которые рисуют на стенах. Начальство засуетилось: как же это могло быть, у нас-то за спиной?! В общем, издательство чуть ли не оцепили, и приехала целая чрезвычайная комиссия. Начали всех допрашивать. А я и говорю: это же Выхухоль рисовал! Ну, то есть, Грищенко! Это же его дебильный стиль – ни с чем другим не перепутаешь!
- Так это действительно Выхухоль рисовал?
- И все сотрудники это подтвердили. Если бы ты видел его картинки – то тоже ни с чем не спутал бы. Но то были дёшевые и херовые детские книжки – а теперь он взялся за листовки! Мы все говорим: да, это очень похоже на его работы! А следователь: ну так подайте сюда этого Грищенко!
- А что Грищенко?
- А Выхухоль-Грищенко пропал! Когда спохватились – его уже не было. Слинял - но когда?.. И как?.. Ясно было одно: в одиночку он не мог их отпечатать. Работало, как минимум, три человека. Начали искать этих троих... Пока искали – у одной женщины случился приступ ишемии... Приехала «скорая», вся работа застопорилась. Под конец тех, кто не мог иметь отношения к листовкам, отпустили. Было ясно, что нужно искать среди техперсонала и начальства... Такое творится! Я до сих пор, как в помрачении...
- А ты не помнишь, что еще говорили следователи?
- До того, как нашли листовки – почти ничего. А как нашли – то всё вокруг листовок и закрутилось.
- А в городе таких листовок не валялось? Я, вроде бы, никаких не видел...
- Именно таких – не было. Были какие-то ксерокопии – но это было... Сколько-то дней назад. Не помню уже.
Юля снова протяжно вздохнула, увидев закрытый кафетерий.
- А что творилось-то сегодня ночью, что ты начал наяривать в такую рань?.. – спросила она. – Ты прости меня, ладно?.. Ну ты понял...
- Да я уже давно простил. На Крии собираются войска. Они собираются атаковать, идти через Аномалию – прямо на Грон...
- Где? В том «нижнем» мире?
- Да. – Слово «Крия» вылетело у меня спонтанно. – Они даже не знают, с кем или чем встретятся – но уже рвутся в бой. Поистине, непостижимые существа...
- Но ведь на Гроне уже готовы встретить врага?
- Уверен, что такого врага они еще никогда не видели... На Гроне, на Земле и на Крии совершенно разные представления о войне...
Я смолк. Только теперь я осознал, насколько угрожающей выглядела ситуация.
- Знаешь, мы все привыкли думать, что всё плохое, все несчастья и катастрофы, все неприятные сюрпризы сваливаются на кого угодно – но не на нас... – промолвила Юля.
- В Китае, в Израиле, в Никарагуа...
- ...И со знакомым соседа, и с пятиюродным братом... Да с кем угодно! – закивала она. – Иной даже начинает верить в свою неуязвимость. «Ты же знаешь, что со мной никогда ничего не случается!» Если с кем-то случилось – то с очередным лохом. Забывает об элементарных предосторожностях... И тут – кирдык! Свалилось на самого! И тут-то мы и теряемся. Даже если и беда не такая уж страшная. Вот и дошла очередь до нас: до Крысограда, до Грона, до нашего издательства...
Мы побрели в каком-то неопределенном направлении. Вдали маячили громадные корпуса и домны металлургического комбината. Сырой ветер доносил удушливый запах гари. А рядом – бесконечные ряды многоэтажек, отделенных от заводов чахлым парком... Многоэтажки, многоэтажки, многоэтажки... Мы шли по берегу кирпичного моря.
- Листовки эти... – проронила Юлия. – А следователи были не меньше нашего растеряны...
По дороге попался небольшой вещевой рыночек.
- Гляди-ка!.. – Ю-Ю дернула меня за рукав, резко остановившись.
- Что? – не понял я. – Рынок закрыли?
- Да нет же! – Она указала на огромный рекламный щит, красующийся над рынком: «Я НЕ МОГУ ОСТАВИТЬ В БЕДЕ СВОИХ СОГРАЖДАН».
- Калиниченко... Встреча с народом... Митинг... Стадион «Труженик»... Бедственное положение Крысограда... – растерянно читал я вслух. - -е ноября... Постой-постой! Какое сегодня число? Это же завтра будет!
- Завтра... Встреча президента с народом! Представляешь, что там будет твориться? – с ужасом ответила Триумфова.
- Да уж... – Внутри у меня похолодело. Я ярко представил эту картину: толпы людей, согнанные на стадион, культисты, вливающиеся в толпу, Тон-По-Макху, вмиг привлечённый таким столпотворением... В этой несчастной стране публику на такие мероприятия отправляют почти принудительно. Студенты, школьники, представители всех организаций и предприятий... Толпы людей будут загнаны в бетонное кольцо стадиона... – Только не это...
- И никак не помешать, - заключила Юля, - и никак не помочь... Что мы можем сделать? Отправить анонимку о том, что стадион «Труженик» заминирован? Бред...
- Самое лучшее, что мы сможем завтра сделать – это держаться подальше от «Труженика».
- Легко сказать! Это же самый центр города!
- Это да...
- Может быть, Вестник что-нибудь и придумал бы. Но он сегодня не появлялся. Ты его тоже не видел?
- Нет. Наверное, он сегодня испытывает свой защитный аппарат.
Мне стало холодно и жутко. Небо, угрюмое и пасмурное, давило на меня. Меня охватила невыносимая, стенящая жалость – но отнюдь не к тем несчастным, которые завтра пойдут на стадион. Конечно, это эгоистично – но мне было жаль Юлю и самого себя, таких крошечных и одиноких среди огромного промозглого города, больного и грязного города, которому мы ничем не можем помочь. Разве нам под силу бороться с ужасами такого масштаба? Разве это под силу кому-либо?..
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Дек 26 2015, 20:54
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






Мы сели на скамейку на краю чахлого парка. Наверное, Юлия чувствовала то же самое. Как двое потерявшихся детей, как две забытые куклы, сидели мы, прижавшись друг к другу и соприкоснувшись головами. Ветер рябил рыжую лужу, и желтые листья носились по ней, как парусники, попавшие в шторм.
- Посмотри, кого я сегодня видела в трамвае... – пробормотала вдруг Ю-Ю, вытаскивая блокнот с набросками. – Вот.
Там был портрет страшного взъерошенного человека. Впрочем, человека ли?.. Он свирепо ухмылялся, демонстрируя мелкие кривые зубы, скорее подобающие какому-то фантастическому хищнику. И надбровья были, как у неандертальцев со старинных реконструкций.
- Я же говорил тебе, что среди людей много чужеродных существ...
- Да, ты говорил. Но, кажется, я впервые увидела такого своими глазами! Но другие-то люди... Другие пассажиры не замечали его! Словно это был какой-то обычный дядя Петя из гаража. Почему? Почему они не видели его?..
- Они видели. Но не воспринимали. Это очень сложно объяснить. Я бы тоже никогда не поверил в такой феномен, если б не убедился сам… Ты же «визуал», ты знаешь, что разные люди могут видеть одну и ту же вещь по-разному.
- Конечно. Это я еще в художественной школе поняла: все рисуют одну и ту же статую, и у всех получается хорошо – однако, все нарисованные статуи получаются чуть-чуть разными.
- Это потому, что всё, что мы видим, на 90% является творчеством нашего мозга. В это трудно поверить – но это так. На психологии нам рассказывали про такой интересный эксперимент: группе людей показали фото человека – просто какого-то случайного человека, - и попросили сделать словесный портрет. Что получилось? Обычные словесные описания: «у него синие глаза», «у него добрые глаза», «у него веселая улыбка». А другой группе показали то же самое фото – но попросили составить словесный портрет преступника. Люди второй группы написали: «у него коварная улыбка», «у него злые глаза»… Когда мы смотрим на что-то предвзято – мы даже видим не совсем то, что видит непредвзятый взгляд.
Я вздохнул.
- Был и другой эксперимент. Четырех детей усадили за стол, на который поставили две картонные пирамидки. Черная и белая. Педагог по очереди спрашивала детей: какого цвета пирамидки? Трое ответили: обе белые! Это экспериментатор подучила их так сказать. Последним спросили подопытного ребенка, ни о чем не подозревающего. Обе белые! – ответил он. А подай-ка мне черную пирамидку! – попросили его тогда. Ну, ребенок и подал. Спрашивают: а почему ты сказал, что они обе – белые, если одна была черной?.. Все сказали, что обе – белые, вот и я сказал… Со взрослыми происходит то же самое. Только в большем масштабе и в более сложных формах. Люди не только говорят, что обе пирамидки - белые… Они к тому же верят в это. И даже видят белое вместо черного. Ну а мои сознание и мировосприятие изменились, и я «прозрел», перестал видеть сквозь коллективное бессознательное.
- Это почти как в фильме «Чужие среди нас».
- Да… Этот фильм – сплошная фантастика и сплошная аллегория, но он оказался ближе к истине, чем думали его авторы. Разница лишь в том, что на самом деле люди «гипнотизируют» себя сами. Это не происки злобных пришельцев – это, в общем-то, нормальное для человечества состояние. Даже самый одинокий мизантроп находится под сильным влиянием коллективного бессознательного. Нравственные устои, стереотипы, общественные мнения, поучения родителей и учителей, господствующее мировоззрение – всё это накладывает неизгладимый отпечаток на наши личности. В старину люди верили в колдовство и в домовых, им являлись ангелы и святые – и это казалось объективной реальностью, и чудеса вполне вписывались в их картину мира. Хотя никаких чудес обычно не было. Люди могут в упор не видеть очевидных вещей, если они не вписываются в их картину мира. Сознательно или несознательно – но они находят увиденному рациональное объяснение. Или попросту воспринимают непонятную вещь искаженно. Или вовсе не воспринимают ее.
- Некоторые однокурсники любили рисовать меня, - усмехнулась Юля, - особенно – в профиль. Уж очень он у меня необычный. И если они показывали эти рисунки посторонним людям – многие заявляли, что таких носов не бывает. Или что таких длинных шей не бывает. Советовали укоротить. Это не вписывалось в их представления о человеческих лицах.
- А те, кто всё-таки видит «невозможное» - не распространяются об этом...
- Помню, в детстве – лет в пять, - я шла с папой по городу. И тут я выдаю: «Смотри! У того дяди глаза, как у кошки!» А отец мне: «Не говори глупости!»
- В детстве мы более чисты и непредвзяты.
- Хотя я не помню, что там был за дядя и какие у него были глаза. Помню только, что сказала так.
- Есть такие существа… Я видел их несколько раз. У них кошачьи зрачки и клыки заострены сильнее, чем у нас. Я называю их «кошколюди». Они часто носят черные очки – и не отличишь от людей.
- И откуда они взялись?
- Без понятия. Может быть, они всегда жили рядом с людьми. Может быть, проникли из какого-то параллельного мира. Вестник говорил, что есть даже инопланетяне. Есть много тайн, которые совсем не хотят быть раскрытыми.
- Ты говорил, что среди людей много других существ…
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Янв 28 2016, 20:28
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






- Не скажу, что очень много – но вполне заметное количество. Это похоже на жуков-паразитов, живущих в муравейниках. Они подражают запаху муравьев – и те считают их своими собратьями, хотя жуки даже отдаленно не похожи на муравьев. Они живут в муравейниках, исподтишка поедая яйца и личинки. Муравьи не распознают вредителей. А некоторые из жуков даже выделяют опьяняющие вещества. Им муравьи всегда рады. То же самое с людьми и их «симбионтами». Многие существа незаметно сопутствуют человечеству. Некоторые делают это уже много веков. Некоторые появились недавно и еще ищут подходящую нишу в человеческом обществе. Впрочем, и без не-людей загадок достаточно. Чего стоят одни эти «неименуемые культы» и странные организации…
В памяти снова вспыхнула слепящая лампа и две тени, резко очерченные ярким светом.
Юля растерянно листала блокнот. На одной из страниц был изображен тот же не-человек из трамвая – только в профиль и неудачно. Зачеркнут несколькими размашистыми штрихами. На другой были три культиста. В одном из них безошибочно узнавался давешний дед, помешавший нам уйти.
- Хотела бы я видеть мир так, как видишь его ты… - вздохнула она.
- Поверь, в этом нет ничего хорошего… В чем-то я и сам – жук в муравейнике.
- Сейчас ты опять начнешь про предназначения и фатум, - раздраженно возразила она. – Вот не люблю этого – и всё… Знала когда-то одного парня, который считал, что умрёт в двадцать лет. С чего он это взял – не знаю. Воланда, что ли, встретил? Причем он мог на полном серьезе выдать: «После универа?.. Нет, я просто не доживу!» Или что-нибудь в этом роде. Сейчас ему уже сильно за двадцать. Я давно его не видела – но, со слов общих знакомых, наш обреченный страдалец живет и здравствует. Чувствую, что напрасно подбросила тебе эту тему с предназначениями и судьбами… Я в них не верю. Точнее, я понимаю их иначе. Просто есть люди с разными задатками и потенциалами. Кто-то способен на великие дела, а кто-то – только на мелочь. Но для великих дел мало иметь потенциал. Сначала нужно дать ему обнаружиться и раскрыться. Потом – найти ему применение. Ну, ты понял: чтобы появилась нужная ситуация, точка преломления. И судьбы особой в этом нет. Просто есть люди и просто есть обстоятельства, среди которых они лавируют.
- Может быть, оно и так… Решающие сущности всегда появляются без потребности.
…Дождь обрушился неожиданно, накрыл город за одну секунду, словно плотное облако из водяной пыли упало на наши головы, сорвавшись с неба. Нам пришлось поспешно укрыться в каком-то торговом центре, к счастью подвернувшемся.
Внутри было полутемно и шумно. Большая часть магазинов была закрыта. На верхних этажах был выключен свет. Эскалаторы – отключены. Активная торговля шла на цокольном этаже – в супермаркете.
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Янв 28 2016, 20:30
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






- А давай-ка полюбопытствуем… - предложила Юля.
Мы спустились в цоколь и вошли в супермаркет. К кассам тянулись шумные очереди.
- Смотри-ка! Продукты просто сметают! – заметил я. – Консервы, крупы, водку… Спички и свечи…
- Напоминает апокалипсическую панику, - добавила Юля.
- Да, пожалуй…
Это было в нашей стране, несколько лет назад - перед солнечным затмением. Какой-то из местных лжепророков в очередной раз усмотрел в происходящем сходство с катренами Нострадамуса и откровением Иоанна, и назвал точную дату конца света. С легкой руки журналистов «пророчество» стало известно всей стране. Вероятно, журналисты просто хотели высмеять суеверия и предостеречь от них людей – но эффект оказался противоположным. Лжепророк и его лжепророчества неожиданно стали модной темой для разговоров. Некоторые простодушные люди поверили и запаниковали. Их панику подхватили другие. Произошло нечто, похожее на знаменитый инцидент с уэллсовскими марсианами. Самым смешным было то, что люди начали яростно скупать некоторые товары: в частности, консервы, крупы, спички и свечи. Это не преминули сделать даже неверующие: мол, чушью чушью – на мало ли что?..
Каким образом спички и свечи могут спасти от конца света – так и осталось загадкой.
- Но сейчас они поступают вполне рационально! – упрекнул я Юлю. – А у тебя-то самой много долгохранящихся продуктов?
- Макароны, крупы, мука – полным-полно. Я покупаю их большими мешками, чтобы подольше не вспоминать о них. Хотя я бы взяла консервов… Или чего-то в вакууме.
- Я пожалуй, тоже кое-что прикуплю. Если что-то останется.
В мясном отделе нам удалось найти несколько упаковок варено-копченого куриного филе в вакуумных пакетах, и эдакие рахитичные крылышки. Я курицу никогда не любил, так что филе и крылышки взяла Юля. Консервов почти не оставалось. Только тушенка.
- Какая гадость… - промолвила Юля, вертя в руках банку с силуэтом свиной головы.
- Да уж, не по кашруту…
- Да иди ты со своим кашрутом! Тоже мне, раввин нашелся. А тушенка – гадость. Сплошная слизь.
- У нас сейчас особого выбора нет. Я возьму тушенки – но лишь на самый крайний случай. Если смешать ее с макаронами – кое-как можно будет давиться.
Рыбных консервов не было. Относительно нетронутыми были тошнотворные паштеты из курино-индюшиной кожи.
- Нет, таких паштетов я совсем не хочу… - брезгливо поморщился я.
- Даже ставриду разобрали, гляди-ка!
- Может быть, здесь Вестник побывал? – пошутил я.
- Если он вообще ходит по магазинам. Интересно, чем он питается?
- Наверное, консервированную рыбу он всё же покупает. А скорей всего, запасся ею заранее. Может быть, привез с собой какие-то пищевые концентраты. Не думаю, что он слишком привередлив. Наверное, ест всё то же, что и мы.
Мы шли среди полупустых полок, на которых красовались только самые дрянные продукты, какие никто не хотел покупать даже при угрозе голода. На наших глазах две женщины чуть не подрались из-за последнего мешка муки. Подоспевший охранник оказался в затруднительном положении: кому же из двух претенденток отдать этот злосчастный мешок?.. Ни одна из дам не желала уступать, и обе громко аргументировали свои позиции, не стесняясь в выражениях.
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Фев 7 2016, 19:30
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






Мы поспешили прочь, не дожидаясь разрешения конфликта.
- Зевачество в нынешнем Крысограде – очень опасное занятие! – заявила Ю-Ю.
Чайно-кофейный отдел был почти сметен. Не тронули только самые дорогие сорта.
В алкогольном была шумная толкучка.
- Думают, что алкоголь уменьшит риск заражения?
- Возможно.
- А как ты думаешь – такое возможно?
- Думаю, что вряд ли. Разве что если каждую ложку пищи перемежать глотком водки. Или, лучше, спирта.
- Всё это похоже на конец восьмидесятых…
- С той только разницей, что магазины стали просторнее.
- Ага. Таки не придется стоять в очереди под дождем.
От упоминания о спирте меня затошнило. Отдел с минералками и питьевой водой был попросту пуст – а вот сладости и печенье почему-то мало пострадали.
- Надо же, кондитерский не опустошили! И совершенно напрасно! – констатировал я. – Это к лучшему.
Я пояснил Юлии, что иногда сладости могут быть не роскошью и не удовольствием, а спасением. Ведь это быстро усваивающаяся пища, обладающая огромной энергетической ценностью! Даже «скникерс» может придать сил и утолить голод, занимая минимум места и времени. К сожалению, денег у нас было немного, и мы ограничились несколькими плитками шоколада. От ярких оберток нестерпимо рябило в глазах.
- Многие не любят супермаркетов, - отметил я на пути к кассе, - и я тоже долгое время не любил. Они лишены живого духа торговли, общения между покупателем и продавцом. Здесь есть только куклообразные кассиры. Но когда в нашей стране появились по-настоящему большие магазины, я всё же понял их прелесть. Те, в которых есть не только продукты питания – но и посуда, игрушки, сувениры, инструменты, рыболовные и туристические снасти… Я прихожу в них, чтобы просто полюбоваться разнообразием. Просто люблю «бродить, выбирать, прикасаясь». Даже те вещи, которые мне вовсе не нужны: игрушки, удочки, подставки для винных бутылок…
Гомон стоял почти что базарный. Шум, тошнота, рябь в глазах… Ноги налились тяжестью, будто на них были две пары толстых носков и зимние боты. «Что это – аура перед приступом мигрени?..»
- Но всё же раньше магазины были не в пример лучше! – возразила девушка. – Какой запах был в булочных? Теплый, свежий, сладкий, аппетитный! А в книжных пахло бумагой и свежей краской. Сейчас – почему-то не пахнет. Точнее – пахнет, но совсем по-другому. А в промтоварах был химический запах: чистый и какой-то строгий…
«Нет… Только не о химических запахах…» - Стоило мне представить тот запах, как у меня закружилась голова.
- Того времени уж давно нет… Tempora, как известно, mutor. Так что нужно приспосабливаться ко всему, что есть… В чем-то мы похожи на булгаковское поколение: мы тоже пережили перелом эпох. А теперь, чего доброго, «переломится» еще одна эпоха… Два перелома – это слишком много для одного поколения.
Мы выбрали кассу с самой короткой очередью – всего человек в одиннадцать. Но у каждого из них была тяжело груженная корзина или тележка. Стоять в очереди – чрезвычайно утомительное и раздражающее занятие. «Как я выдержу?.. У меня же начнется приступ мигрени…» - обреченно подумал я.
На наших глазах около одной из дальних касс началась драка: кажется, кто-то попытался что-то стащить из чужой тележки.
- Пропустите! – подбежала к нам какая-то дама. – Я же с ребенком…
Я, скорее всего, пропустил бы. Но Юля неожиданно осерчала:
- А ребенок – это, значит, универсальный пропуск?! – повысила она голос. – И что-то я не вижу с вами никакого ребенка!
- Аня! Аня! – завертела дама головой. Аня обнаружилась поодаль, около стойки с какими-то киндер-сюрпризами. Девочке было шесть или семь лет. Услышав голос матери, она стремглав кинулась к ней, едва не свалив стойку с шоколадом и чуть не налетев на какую-то старушку.
- Ну пропустите! – снова взмолилась женщина. – А ну стой смирно! – злобно прошипела она дочке.
- Я думала, что вы с маленьким ребенком, - холодно возразила Юля, - но ребенок-то у вас совсем большой! Я в таком возрасте сама в магазин ходила.
- Ну вы понимаете, она же нетерпеливая! – окрысилась тетка.
- А почему другие должны перед вам кланяться за то, что вы не смогли воспитать своего ребенка?! – почти вскричала Юля. Кажется, она не на шутку рассердилась. – Тоже мне, заслуга!
- Девушка… Женщина… - выдавила мадам, затрудняясь определить Юлин возраст. – Вы бы сначала своего родили…
- Если бы у меня был свой ребенок – я бы не таскала его по супермаркетам! – не унималась Юля. – Разве я не правильно говорю?! Да, Рома?!
В минуты гнева, возмущения или страха ее голос всегда претерпевал удивительную метаморфозу, вмиг становясь громким, высоким, требовательным и, к моему немалому смущению, с типично ашкеназскими интонациями.
- Да пропустите вы ее уже… - заступился кто-то из очереди.
- Нет! Пусть идет в другую кассу. Хотите пропустить – поменяйтесь с ней местами. Что - желание сразу пропало?!
В очереди зашушукались. Кажется, и у Юли, и у тетки нашлись свои сторонники. Однако у последней их, похоже, было больше. Я отчетливо расслышал слова «жидовка», «стерва» и «чертовы чаелфри».
В моем левом виске запульсировала боль…
- Да что с тобой?.. – Я даже слегка потормошил Ю-Ю за плечо. – Ты же провоцируешь их…
Мамаша, очень грязно матюгнувшись, пошла искать жалостливых у других касс.
- Их один раз пожалеешь – так потом на голову сядут и еще насрут там, - тихо ответила Триумфова. – А вот она бы меня не пропустила – даже если бы я с грудным младенцем была… Я уверена.
У меня не нашлось сил, чтобы ответить. Боль уже не пульсировала, а сверлила.
Странное дело – но очередь прошла быстро. Хотя мне и это время показалось несколькими часами. К тому времени, как мы вышли из магазина, уже начало темнеть, а дождь прекратился.
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Фев 7 2016, 19:30
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






- Ты бледно выглядишь, - встревожилась Юля, приглядевшись ко мне. – Недоедаешь, что ли?
- Проклятая мигрень. От нее даже лекарства не спасают. Примерно раз в два месяца она меня «посещает». Тут уже ничего не поделаешь – это просто нужно пережить. Даже никакого Заточенного не нужно…
- Сейчас бы поехали ко мне, поужинали бы тушеной капустой… - рассеянно предложила Ю-Ю.
Я вздохнул.
- Я, пожалуй, вообще не буду ужинать сегодня. Мигрень напрочь отбивает аппетит. Я хочу, чтобы сегодня все оставили меня в покое. Хех, вот уж никогда не думал, что общага может оказаться местом уединения!
- А если соседи вернутся?
- Они не вернутся, - с холодной уверенностью ответил я. – Может быть, их и в живых уже нет.
Мы попрощались около супермаркета, а потом Юля села в троллейбус.
С тоской смотрел я вслед уезжающему троллейбусу. Юлия стояла у заднего окна, держась белыми перчатками за грязный черный поручень, и, наклонив голову, улыбалась мне. Такая добрая, смешная улыбка…
«Не оставляй ее! Не оставляй! Нельзя ее оставлять!» - настойчиво зудело у меня внутри.
Да поздно уже. Что мне – за троллейбусом побежать, что ли?.. Вместе держаться опасно…
«Но и поодиночке – не менее опасно! – не унимался Дар. – На Тау Кита так не поступают!»
Мы не на Тау Кита… Я не хотел с ним спорить.
Удаляющаяся Юля помахала мне рукой (как я и ожидал, ее перчатка заметно почернела) и склонила голову на другое плечо. «Она сейчас похожа на… на принцессу Тюлю!» – подумал я, вяло поднимая руку в ответ.
Троллейбус скрылся дали… И тут же подъехала подходящая мне маршрутка – нелепый тюнингованный монстр, похожий на плод несчастной любви «Газели» и грузовичка.
При езде это нечто громыхало так, словно вот-вот грозило развалиться, и словно внутри мотора летали гайки.
«Тюля-Тюля-Тюля-ля… Юля-Юля-Юля-ля…» - мысленно повторял я, пытаясь хоть немного отвлечься от боли. «Рок-н-ролл для принцесс». Предперестроечный фильмик – там и была принцесса Тюля. У меня воспоминание о нем неразрывно связано с медсестринской практикой – мы смотрели этот фильм в холле дома престарелых. В тот год я впервые осознал, что в медицине мне делать нечего… Это было очень грустное лето. Солнечные, теплые дни… Зарождающаяся ненависть к больницам и к академии… Приступы мучительной жалости к самому себе. И, в противоположность всему этому - фильм, светлый, оптимистичный, наивный и глупенький. Он глубоко запал мне в душу. Он запомнился до мелких подробностей.
«Беда – лабуда, да-да!!!» Помнится, я тогда даже напевал про себя эти слова. Увы, это было неубедительно.
«Любит Тюля или нет принца Филофея?..» Надо же придумать такое имя! Тюля... Киля… Селёда…
Мелькание пейзажей за окном только усугубляло мигрень, и я закрыл глаза. Прижался затылком к спинке сиденья (благо, что сиденье было высокое, «самолетное»), склонил голову на левое плечо. В левый висок словно шурупы завинчивали - а от стекла на него веяло приятным холодом. Мне казалось, что от этого боль слегка утихает. Если же я приоткрывал глаза – перед ними маячила надпись на переднем сиденье. Какие-то малолетние идиоты накарябали фломастером на дермантине: «ПАУК. SKORPION. TARAKAN». Ниже чья-то рука, более твердая, подписала: «ТРИ ГАДА! :)))».
«Наверное, муки ада – если бы ад существовал, - могли бы быть чем-то вроде бесконечного приступа мигрени!» - подумалось мне.
Маршрутка прыгала по булыжной мостовой, и спинка сиденья колотила меня по спине, как вибромассажер. Во время особо резкого подскока я стукнулся виском о стекло. Ощущение и без того было такое, будто мой мозг превратился в полужидкую кашу – а удар взболтал его.
В общагу я пришел затемно. Мигрень к тому времени стала настолько сильной, что я уже запинался при ходьбе, и в глазах двоилось.
Не знаю уж, сколько было времени – но я решил лечь спать прямо сейчас. К утру мигрень точно пройдет. Главное – заснуть. А это во время приступа бывает непросто. Нестерпимает боль в виске и утомляет, и раздражает – но также и не дает отдохнуть. Даже если очень хочешь заснуть – всё равно не заснешь, когда в голове словно тупой коловорот работает. Желудок недовольно бурчал от голода – но есть я бы не смог.
Я извлек из-под подушки портфель с ноутбуком, положил его за койку. Не раздеваясь, плюхнулся в постель, измятую и несвежую.
Пружины выли и скулили подо мной, как живые существа: «виии… виии…»
Этот звук… Он до боли знаком не. Я слышал его и в каком-то другом месте… Но где?


PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Апр 18 2016, 17:26
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






Глава 36 – Мигрень

Виии… Вииииии… Уооооо… Оооо… От этих звуков на глаза навертывались слезы.
Звуки доносятся снизу, из темной глубины за бортом.
Виииии… С плеском показывается гладкая черная спина. Затем – еще одна. И третья. И четвертая… Время от времени мелькает высокий блестящий лоб или могучий хвост. Это они стонут и скрипят. Это они тяжко вздыхают, выныривая на поверхность. Огромные черные тела выписывают восьмерки, спирали и зигзаги среди темных волн. В их движениях – сила и волнение. А может быть – даже отчаяние.
Внезапно на поверхности появляется человек в гидрокостюме.
- Что с ними творится?!! – кричу я ему, склонившись над фальшбортом. – Вот так концерт!!!
Человек поднимает маску, вынимает трубку изо рта.
- Они испуганы! – кричит он в ответ. – Они были беспокойны еще с самого нашего прибытия, но теперь они просто места себе не находят!
- Это добром не кончится… - роняю я. Рядом с ныряльщиком выныривает огромная округлая голова, похожая на здоровенный и блестящий черный мяч. Открывается пасть, полная конических белых зубов.
- Уооооо… Ооооо… Ооооооооо… - жалобно тянет животное, словно обращаясь ко мне. Ныряльщик ласково похлопывает его по лбу, трет ладонью лоснящуюся кожу.
- Вииииииии!.. – пронзительно свистит оно. Я невольно зажимаю уши.
Порыв сырого ветра скидывает капюшон с моей головы, треплет полы плаща. «Похоже, скоро начнется дождь. Сильный дождь…» - думается мне.

Вскидываюсь в койке. Скрип-скрип-скрип, виии… - отзываются пружины.
- Вентор! – пробормотал я себе под нос. – Эти звери называются «венторами»! Вообще – «венатор», но произносится – «вентор». Звук «а» у них никогда не бывает ударным, и во многих словах бывает беглым…
Венторы – хищные морские млекопитающие вроде косатки – но крупнее и без пятен. А морские люди Антиура умеют приручать и обучать китообразных, не загоняя их бассейны…
В виске по-прежнему работал сверло. Пожалуй, к нему даже присоединилось и несколько шуруповертов.
Неужели я не засну этой ночью?.. А что, если я снова увижу во сне что-нибудь, что окажется хуже мигрени?
Я встал и зашагал по темной холодной комнате. Из угла в угол. Как зверь в клетке. Как дельфин в бассейне. Беналгин давно закончился. Да и все равно беналгин мне не помог бы. Смогу ли я завтра работать?.. Вряд ли. Стоит ли вообще идти на эту чертову работу? Не стоит. Завтра я напишу заявление и уволюсь. Но отпустят ли меня? Будет волокита с отделом кадром и обходными листами… Нужно будет покинуть общежитие… Ну, допустим, я переберусь к Юле. Мне кажется, она не будет против. Конечно, совестно бросать больницу, когда она нуждается в персонале, как никогда. Но я – неважный работник. Я – ненастоящий врач. Я смеюсь над клятвой Гиппократа. Да, мне нет дела до больных. Это цинично – но это правда.
Хочется зеленого чая… Страшно хочется. Он снижает давление и облегчит засыпание.
Как зомби, я побрёл на кухню.
Видя мой бледный и несчастный вид, соседки даже поинтересовались моим самочувствием. Да, мне очень плохо. Нет, у меня всё в порядке с животом. Да, это голова. Нет, от таблеток мне может стать даже хуже. Да, пожалуйста, дайте мне кипятку!
От запаха заваривающегося чая у меня сводит желудок. Голова начинает идти кругом. Возвращаюсь в комнату, едва не расплескав чай, ставлю чашку на стол и сажусь на пустую койку. Как звали того, кто спал на ней?.. Да какая, к чертям, разница!
Отпивая немного чая и ложусь на эту чужую койку. Сплю я или еще не сплю?.. Кажется, пружины у этой койки не так продавлены, как у моей.
Уже темно. Но я все же могу разглядеть стену: обои возле стены испещрены какими-то надписями. Я даже могу прочесть некоторые из них. «Закрой рот, я сказала!» «А ну ложись и спи!» «Успокойся, кому говорю!» Кому могло прийти в голову писать такое на стене?... Что за странный род безумия?
- Я кому сказала – прекрати! – донесся до меня приглушенный женский голос. «Это же соседка за стеной! – смекнул я. – Она орёт на дочку. А какой-то чудак лежал тут – и записывал ее «изречения»»…»
Отпил еще немного терпкого чая. До чего же он мерзкий – этот зеленый чай! Но иногда он может стать спасительным. Неужели я засыпаю?.. Прилег, не допив чая.

PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Апр 18 2016, 18:06
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline







Гулкие удары в кусок рельсы. Испуганные люди, высыпавшие на ночную деревенскую улицу. Галдящая толпа, идущая на них. Летящие камни. Собачий лай и визг. Звон стекла. Отчаянные крики и мольбы. Кто-то бежит. Кого-то преследуют с радостным гиканьем…

И резкая боль в носу! Оказалось – это я, повернув голову, пребольно ткнулся носом в исписанную стену.
Снова заметался по комнате – с чашкой остывающего чая в руке.
«В доме неприметном, в доме без окна,
Спрятана от солнца комната одна.
В комнате – луч света, тишиной храним,
В тишине, шатаясь, пляшет Иероним!..»
Приближается беда… Что-то страшное грядёт…
Прижимаюсь лбом к оконному стеклу. За окном – темнота. Уличные фонари в большей части города выключены. Кажется, на какой-то дальней улочке промелькнул милицейский фонарь. Каково этим несчастным патрульным?.. Ночные улицы, где бродят безумцы и эти самые… Как их там?.. Карыки. Кто это вообще такие?..
«Что ж, по крайней мере, я нахожусь в теплой и относительно безопасной комнате!» - успокоил я себя. Воображение же нарисовало мне жуткую картину: толпа культистов врывается в общагу, вмиг выломав хлипкие двери, со страшным топотом поднимается по лестнице… Картина была настолько яркой, что мое сердце заколотилось от испуга. Я невольно прислушался: уж не топают ли они уже?! Поспешно отогнал это видение. А что, если это было видение будущего, показанное Даром?!
«Спи, дозорный, до поры,
Долгий путь пройдут миры…»
Я допил чай, уже почти не ощущая его вкуса. Мое кратковременное возбуждение сменилось смертельной усталостью. Завернувшись в одеяло, как в кокон, я начал задрёмывать.
PMEmail Poster
Bottom Top
Sciolist
Отправлено: Июл 7 2016, 21:07
Quote Post


Тень отца Гамлета :)
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 213
Пользователь №: 87
Регистрация: 9-Июля 15
В настоящее время: Offline






Интерлюдия: рассказ реаниматолога
(вообще-то, она запланирована где-то в начале, между главами)

- …А расскажи, Пашка, что-нибудь интересное про больницу!
- В больницах вообще много странных казусов случается. Особенно в ургентирующих больницах. Да, баек про больницы очень много рассказывают – но это просто дикая ерунда. Как студенты в патанатомии трупы за стол усадили, как покойник живым оказался и всё такое. Ерунда, глупости. В жизни иногда такое бывает, что куда там тем байкам! Да и рассказывать такое потом неловко – на смех же поднимут!
- А ты расскажи, мы с пацанами смеяться не будем.
- Был у меня один интересный случай – хотите верьте, хотите – нет. Лет шесть назад, когда я еще недавно с интернатуры пришёл, поступил к нам в ВАИТ один странный пациент. Без сознания, в тяжелейшем состоянии. «Скорая» его привезла откуда-то из парка, его там прохожий увидел валяющимся на газоне. И – никаких данных о нём. Ни документов при мужике не было, ни мобилы, ни даже кошелька. Может, изначально и были – но какие-нибудь аферисты вытащили, пока он в парке лежал. Хотя я в этом сомневаюсь. Единственное, что было при нём – так это небольшой блокнот. Почти весь исписан. Печатными буквами, и почерк такой аккуратный, будто у инженера. Когда мой старший брат в политехе учился, он точно такими же ровненькими буковками в чертежах и сопроводилках писал. Да уж, не чета нашему врачебному почерку… Так значит, буквы в том блокнотике – русские, но язык совершенно непонятный. Что-то вроде «ларам абдрагма ана бурргам…» Пролистал я этот блокнот. Никаких номеров телефонов, ничего, похожего на имена… Ни единого знакомого слова.
- Нерусский, может, какой-то?
- Я тоже поначалу так подумал. Да и внешность у него была какая-то нерусская – светлый весь такой, почти как альбинос, скулы такие жуткие. Может, думаю, из какой-нибудь малой народности? Погуглил эти странные слова из блокнота – но ничего толкового не нашел. Не знает гугл такого языка. И решил я тогда, что это то ли шифр, то ли просто бред психбольного.
- А что с мужиком-то было?
- А это уже другая интересная история. У него был сепсис. Заражение крови. И очень тяжелый сепсис. Криптогенный сепсис – непонятно, с чего он начался. Никаких ран, никаких гнойников… Вызывали и ЛОРа, и УЗИ, и рентген делали всего, что угодно – но так и не нашли источника. Зато вторичные гнойники – по всему телу.
- Ой, Пашка, давай без таких подробностей…
- Посев брали несколько раз. Смешанная инфекция. Дошло дело до института бактериологии – в этом главврач помог, - так оказалось, что сепсис вызвала какая-то бактерийка, которая вообще для человека не патогенна. Такое может быть при СПИДе, при иммунодефицитах – но мы всех поступающих больных на ВИЧ проверяем, и у этого никакого ВИЧ не было. Можно было бы иммунограмму заказать – но уж слишком дорого она стоит. А денег у этого безымянного мужика не было, и родственников, видимо, тоже. А наша больница не настолько богата, чтобы неизвестным пациентам дорогие методики назначать. Три дня лежал этот безымянный у нас в ВАИТе. Приходили инфекционисты, приходили профессора. Каждый день консилиумы и конвульсиумы. Без особого толку всё. Динамика – отрицательная, лейкоциты росли, потом падать от гемодилюции начали…
- И в сознание не приходил?
- Нет. На второй день начал метаться. Пришлось к койке привязать. Иногда приоткрывал глаза, пытался что-то сказать…
- И что же он говорил?
- Да всё ту же тарабарщину, что и в блокноте. «Арагарма, торальарда…» И произношение странное, словно бы нараспев. Будто декламировать пытался. Так и не наладили с ним никакого контакта. Помрачено было сознание – впрочем, оно и немудрено в таком-то состоянии. Но! Один раз – меня в тот момент рядом не было, это медсестра была свидетелем, - утром третьего дня он открыл глаза, уставился на неё, - ну, на медсестру – и говорит по-русски: «Это было ошибкой. Этот мир ненавидит нас.» Или что-то в этом роде. С акцентом. Если только сестричка не приврала ничего. Сестричка позвала меня. Прибегаю из ординаторской – а мужик уже замолчал и глаза закрыл.
- Умер, что ли?
- Нет, не умер. Точнее, не сразу умер. Больше он глаз не открывал и не говорил ничего, ну а в шесть часов вечера я констатировал смерть. Отвезли его в патанатомию – там тогда мой однокурсник, Серёга Карпов, работал. Позвонил мне утром Серёга – говорит, приходи на вскрытие своего странного больного. Пришёл я. В общем, нашли мы множество гнойных очажков в легких, в печени... Потом Серёга поворочал тонкий кишечник…
- Паша, ну мы же просили…
- …И говорит мне: смотри, какая интересная поджелудочная железа! Гляжу – а там не один общий проток, как у нас, в который и желчь, и панкреатический сок выводятся – а штук шесть маленьких протоков, по всей длине железы, и выходят напрямую в двенадцатиперстную кишку! А желчный проток вообще отдельный от них и открывается выше панкреатических. И у каждого протока – свой маленький сфинктерчик. Аномалия развития? – спрашиваю. Да, аномалия, - Серёга мне. Причём полезная аномалия! С такой поджелудочной железой ему и панкреатит был почти не страшен. Подивились мы этому – но значения не придали. Но потом и другие странности нашлись… Оказалось, что вдобавок у этого мужика не было ни аппендикса, ни шрама от аппендэктомии. Родился он без него! Что за чудо природы?.. И толстая кишка короче, чем у нас – только две трети брюшной полости ободком охватывает… Но самое интересное обнаружилось, когда Серёга ему рот открыл, чтобы до гортани добраться. Он заметил то, на что никто из нас внимания не обратил. У безымянного пациента нашего было… тридцать шесть зубов. Мы, лечебники, в стоматологии мало что смыслим, и на зубы никогда особого внимания не обращаем. А тут оказался такой казус. Привели заведующего челюстным отделением: пусть поглядит на это нечто! Тот тоже изумился. Шутка ли – вместо коренных – небольшие зубы вроде премоляров! В общем, констатировали смерть от генерализированной инфекции, упомянули в эпикризе его анатомические странности. Так никто за этим горемыкой и не пришёл, остался он невостребованным телом. Сначала мы с Серёгой думали – а вдруг это какой-то синдром неизвестный? Вдруг мы в историю медицины войдём? Связались уже с медицинской академией… Но милиция личность покойника так и не смогла установить, и передать его куда-либо для исследования не получилось. Лежал он у нас какое-то время в холодильнике – вдруг родственники объявятся или личность выяснят? Но без толку. А холодильников у нас мало, да и то не все работают: это же не морг из американского фильма, в котором хоть целую роту можно хранить! В конце концов увезли безымянного человека в судебный морг, и, надо думать, похоронили его рядом с неопознанными бомжами, и так он там, вероятно, и лежит до сих пор. Только поджелудку его Серёга заформалинил и сохранил. Кто он был, этот неизвестный, и откуда он взялся?.. Я потом и в интернете, и в литературе искал сведений о таких аномалиях – но так ничего нового и не отыскал. Иной раз вспоминаю его последние слова – и аж жуть тогда берёт. Может, конечно, Танька-медсестра плохо расслышала его, или вовсе приврала – но, чёрт возьми, очень даже хорошо эти слова со всей историей сходятся… И жутко, и жаль его, беднягу. Но никто уже не узнает, откуда он на самом деле взялся и кем он был.

PMEmail Poster
Bottom Top
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Topic Options Страницы: (13) « Первая ... 11 12 [13]  Reply to this topicStart new topicStart Poll